Практическая сторона Теософии. ХАРИДЖ. - Книги по Теософии - ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ - Каталог статей - Персональный сайт

Форма входа

Поиск

Наш опрос

Как часто вы посещаете подобные ресурсы?
Всего ответов: 384

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Среда, 07.12.2016, 11:37
Приветствую Вас Гость | RSS
ТЕОСОФСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ » Книги по Теософии

Практическая сторона Теософии. ХАРИДЖ.
Практическая сторона теософии.
                                                                                                   ХАРИДЖ


      Тем, кто внимательно следил за развитием Теософского общества, может показаться, что написано уже достаточно, и что тема эта охвачена настолько всесторонне, что в дальнейших пояснениях не нуждается. Практический оккультизм, теоретический оккультизм и бесчисленное множество комментариев под общим названием теософия – всё это уже было. Воистину, тема эта изучена вдоль и поперёк, так что человек, знакомый с уже имеющимися публикациями, не должен испытывать трудностей в отыскании своего пути. Заголовок теософия включает в себя философию происхождения всего сущего, его природы и назначения.  Невозможно определить всё одним предложением или адекватным образом обсудить в журнальной статье. Обсуждение одного принципа выявляет многие другие аспекты, связанные с ним более или менее непосредственно, и сложность эта подчас приводит к путанице и смущению умов, причём это особенно относится к начинающим, хотя и давно изучающие не всегда свободны от этого.
      Так вот, крайне желательно избавиться от путаницы и смущения умов, ибо они весьма обескураживают изучающего и мешают ему плодотворно жить и работать. Устранение путаницы не связано ни с глубиной чтения и объёмом прочитанного, ни с большими познаниями в оккультных или теософских предметах, но с определённым состоянием души. Некоторые внимательно прочли бóльшую часть литературы по оккультизму и рассуждают со знанием дела о бесчисленных философских системах, а в итоге лишь безнадёжно запутываются, словно в нитях паутины, не обладая ни «ключевым словом», ни силой приказа, ни светом, который позволил бы им видеть. Из хаоса они не вынесли космоса. В музыке их душ нет ни ритма, ни гармонии, в ней нет основной темы, но лишь смешение звуков, нестройный гул оккультных тамтамов.                    А почему? Потому что знание (?) их поверхностное, сугубо интеллектуальное; оно никак не вошло в их жизнь и не было выведано у жизни. Это самый поверхностный слой, пена на гребне валов, оторванная от огромного волнующегося внизу моря. Но есть теософы, которые ухватывают суть, одним рывком они добираются до сердцевины; энергичные, искренние натуры, алчущие и жаждущие чего-то, что им никак не удавалось найти, - вот наконец оно найдено. «Ну да, ясно! – восклицают они, - чтобы получить это, я должен переустроить свою жизнь. Ну что ж, я это сделаю!». И такие превращения бывали! С печатью на устах, ведомые своим сердцем, они упорно прокладывали себе путь в новый мир. В один миг «грех» и вожделения земного бытия утратили для них всякую привлекательность, - но почему же? Потому что они возлюбили нечто иное превыше их. В то же время они сохраняли терпение, имея дело с тем, что теперь вызывало у них едва ли не отвращение, пробираясь сквозь это, а не убегая от него прочь. Хотя и зная, что продвижение зависит от обретения истинной свободы, они были способны даже отказаться от своего продвижения и ещё более высокого блага ради исполнения долга и обязательств, принятых по неведению и неосмотрительности.
      Великое отречение складывается из малых самопожертвований. В тот самый миг, когда душа теряет привязанность к личному «я», она обретает Всё. Теософские истины предназначены единственно для тех, кто их жаждет, и ни для кого другого; и богат человек или беден, несведущий или учёный – желание определяет всё и побуждение окрашивает всё.  Тому, кто опьянён вином мира сего, не по вкусу придётся амброзия богов, для него она вреде молочка для младенцев. Ну и отлично; он привержен своим идолам, оставим его в покое. Однажды друг пишущего эти строки, человек прямой и честный, сказал ему: «Я отдал бы всё за эту уверенность в будущем и убеждённость, что всё идёт как надо, которой ты, кажется, обладаешь».  В ответ было сказано: «Ты не хочешь этого». «Нет же, хочу, действительно хочу». «Ну что ж, сейчас ты убедишься, что ты не хочешь этого в том смысле, какой явствует из твоих слов».  Так вот, друг этот был помолвлен с красивой девушкой, поэтому ему было предложено следующее: «Что если бы в эту минуту тебе явился ангел и сказал: ’’Выбирай один дар, и не больше, и он тотчас станет твоим’’, - выбрал бы ты мудрость, которой, по твоим словам, ты жаждешь, - или б ты выбрал, чтобы некая юная леди очутилась в твоих объятиях в качестве твоей жены?». «Ну конечно же, - ответил он, - я выбрал бы эту девушку. Я не думал, что вопрос может стоять таким образом».
      Не только самое дорогое из того, что у нас есть, но и самое заветное из всего, чего мы жаждем, из всего, что имеется в мироздании, - вот чем должна быть Истина. Никто, однако, не может достичь такой степени жажды истины, пока не познает ничтожность всего остального. Более чем глупо оттаскивать его от его идолов; он будет по-прежнему лелеять их в тайне и воскурять им фимиам во внутреннем святилище своей души. Про оккультную иерархию говорится, что никто из тех, кто стучится правильно, не может быть отринут. Кто, в самом деле, может отказать хозяину от его собственного дома; и кто может войти в дом силача и захватить его добро, если только силач этот не будет прежде связан по рукам и ногам; и опять-таки, кто может связать его, как не его законные рабы, живущие в его доме; и кто может держать их в узде, как не хозяин дома?
      На первый взгляд кажется, что в теософском учении имеется некое противоречие. Самопожертвование, отречение и братство – с одной стороны; а с другой – наставления по личному продвижению в оккультизме. Если здесь и видится несообразность, то лишь со стороны, и впечатление это исчезает, стоит только всерьёз приступить к работе. Здесь и впрямь существуют тайны, раскрыть которые человеку предстоит по мере его продвижения, но это никоим образом не откровения извне. Они раскрываются изнутри, именно как семя развивается в более совершенное растение, и как бутон раскрывается в более совершенный цветок.
      Весьма многие члены теософского общества озабочены только собственным продвижением; они, подобно ракушкам, прилепились к теософскому кораблю. «Какую пользу принесёт мне Т.О.? Что я получу? Что я получил, вступив в Т.О.?» - Вы получили возможность грести или распустить парус; и если работали энергично, то, может статься, недалёк день, когда вы с удивлением увидите, насколько на самом деле постигли искусство кораблевождения. Что бы подумали о купце, который, продав товару на грош, тотчас закрыл бы лавку, оставив покупателей снаружи, покуда он не произведёт переучёт? К тому времени, как он убедится, что чистая прибыль от его гроша одна копейка, до него вдобавок дойдёт, что покупатели, возможности упущены, а арендная плата и издержки поглотили его гроши и привели его к банкротству. О, маловеры! Неужели же в поисках истины вы должны иметь цент прибыли с каждого цента, а иначе вы станете держать деньги Господа вашего под спудом и зароете их в землю?
      Либо мы жаждем истины, либо нет, и обман здесь невозможен. Никто не может обмануть собственную душу. Если мы жаждем земного, то почему бы не искать  в этом направлении, ибо в таком искании заключено наше единственное исцеление. Теософия не предлагает абсолютно ничего тому,  кто ещё хотел бы покупать, продавать и извлекать прибыль. Приходилось ли кому-нибудь видеть, чтобы г-жа Блаватская или полк. Олкотт сидели где-нибудь в углу, созерцая кончик собственного носа либо изучая пятно на стене? Приходилось ли кому-нибудь слышать, чтобы они выражали беспокойство по поводу своего личного продвижения? Известно ли кому-нибудь, чтобы они занимались чем-то ещё, кроме работы, работы, работы, больные или здоровые, ночью или днём, отдавая свой последний доллар на общее дело, и испрашивая милостыню – пусть и не с чашей для риса от дома к дому, но пером, и сердцем, и устами, и умом – для бедного, пребывающего во мраке, заблудшего человечества? Сколько тысяч миль исколесил полковник Олкотт по Индии? Вот она Теософия на практике, в жизни основателей Т.О..  Пример тому – картина бедной больной женщины, опухшей от водянки, сосредоточенно работающей по шестнадцать часов в сутки, переплавляющей свою жизнь в смелые и благородные планы для бедных, угнетённых и повергнутых во прах; зарабатывающей пером себе на хлеб насущный, и приемлющей в качестве воздаяния – презрение, злотолкования, клевету, насмешки! Вот она практическая теософия; ну а где же продвижение этих двух преданнейших и усерднейших из слуг? К этому времени они-то должны были уметь летать на Луну на помеле, если б относились к своему служению как мы, которые, вскользь коснувшись самого краешка, уже протягиваем руку за «бакшишем»; а чего бы только ни отдали мы за то, чтобы уметь производить настоящие оккультные феномены и утопать в облаке славы!
      Тот, кто работает для себя – лишь копается в грязи, хотя бы и воображал, что пребывает в поисках света. Тот, кто забывает себя и работает для всех, - держит путь к свету, хотя бы продвижение и не было заметно. Свет будет гореть в нём, и не только озарять его собственную душу, но и излучать сияние на всё вокруг.
                                                                                                    Журнал: Septima.

Категория: Книги по Теософии | Добавил: vp777 (25.03.2009) | Автор: Сафонов Роман
Просмотров: 460 | Теги: оккультизм, Индия, Теософское Общество, полковник Олкотт, Теософия, Теософы, Е.П. Блаватская, Харидж, теософское учение | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2016